Алтайский государственный педагогический университет

» » » «Лягут в стенды музеев медали»

«Лягут в стенды музеев медали»

Управление безопасности / Антитеррор

Подвигу псковских десантников исполняется двадцать лет

По описанию этот бой больше напоминал сражение Великой Отечественной войны, чем фрагмент из новейшей истории России. В нем была круговая оборона, рукопашные бои и впоследствии вызов огня на себя. Но речь идет об эпизоде из другой войны. Официальное название тех событий – «Контртеррористические операции на территории Северо-Кавказского региона». Вторая чеченская война. Двадцать лет назад под Улус-Кертом на высоте 776.0 в неравном бою погибла шестая рота псковских десантников (из девяноста российских военнослужащих в живых остались лишь шестеро). Мы мало внимания уделяем чеченским кампаниям. Не пытаемся проанализировать их причины и последствия, не знаем хода боевых действий. Этот материал – дань памяти и благодарности солдатам, которые, несмотря ни на что, исполняют свой воинский долг.


Эпизод 1. Война 

В августе 1999 года боевики во главе с Басаевым и Хаттабом вторглись в Дагестан. Они планировали захватить часть этой территории и привлечь местное население на свою сторону. Но план провалился. Население оказало боевикам сопротивление. Против бандитов начались спецоперации федеральных сил. Потерпев поражение в горных районах Дагестана, боевики продолжили свою операцию на территории Чечни – именно туда отступили отброшенные с дагестанской территории бандформирования. 

30 сентября 1999 года российские войска вошли на территорию Чечни. В начале 2000 года боевиков во главе с Шамилем Басаевым, Русланом Гелаевым и Хаттабом вытеснили из Грозного. Затем российские войска уничтожили крупные соединения террористов у села Шатой, но те смогли вырваться из окружения. В итоге группировка из более чем трех тысяч бандитов была блокирована в Аргунском ущелье. 

Исполняющий обязанности командующего объединенной группировкой войск на Северном Кавказе генерал-лейтенант Геннадий Трошев заявил, что полномасштабная военная операция в Чечне завершена и постепенно из республики будут выводиться армейские части. А тогдашний министр обороны Игорь Сергеев доложил руководству страны об успешном завершении террористической операции на Кавказе. Произошло это за несколько часов до рокового боя на высоте 776.0. 


Эпизод 2. Прорыв боевиков в Дагестан

Оказавшись заблокированными в Аргунском ущелье, боевики предприняли попытку оттуда прорваться. Гелаев с отрядом в 800 человек выдвинулся на северо-запад в направлении села Комсомольского, а группа Хаттаба выполняла операцию по нападению на Дагестан, двинувшись на северо-восток к селению Улус-Керт. Там и произошел бой. 

Так подполковник милиции Владимир Порт в интервью газете «Комсомольская правда» вспоминал о том, какой была обстановка 25 февраля 2000 года: «По радиоперехвату узнали, что Хаттаб прорвался в ущелье и хочет захватить Ведено. Ополченцы подтверждают эту информацию. Усилили посты, легли, не раздеваясь. Спали остаток ночи, обняв автомат. Утром обстановка не изменилась. Информация о предстоящем нападении идет отовсюду. Готовимся. Тяжелого вооружения у нас нет, только стрелковое»

Затем поступил приказ Геннадия Трошева перекрыть выход банд из Аргунского ущелья. Позже в ряде СМИ появится версия о том, что проход боевиков из ущелья был заблаговременно выкуплен. С единственной дороги, ведущей в Дагестан, сняты все милицейские посты. Позднее появились данные о том, что группа Хаттаба заплатила за выход из окружения 500 тысяч долларов. Данная сумма прозвучала во время его разговора с Басаевым, который был перехвачен российскими спецслужбами. Доказать факт взятки со стороны командования невозможно. Журналист Владимир Малышев в своей книге «Мифы и загадки нашей истории» пишет о том, что на пути следования колонны Хаттаба по дороге на Ведено были сняты все милицейские блокпосты и что боевики совсем не ожидали наткнуться на разведчиков шестой роты. 

Встреча боевиков и десантников оказалась неожиданной для всех. Настал момент кульминации второй чеченской войны. 


Эпизод 3. Сражались не за награду 

Боевики по рации предложили десантникам пропустить их за некоторое вознаграждение. В ответ они получили категорический отказ. Начался неравный бой, который длился около 20-ти часов. 

Тем временем к месту боя стягивались все новые и новые силы противника. В этой ситуации командир батальона подполковник Евтюхин принял решение отойти на высоту 776.0 и там организовать оборону. Во время следования шестая рота растянулась на три километра. Отход взводов прикрывали разведчики старшего лейтенанта Воробьева. Два взвода сумели подняться, а третий нет: его расстреляли боевики на подъеме. 

Шестая рота была сборной – её сформировали перед самым отъездом в Чечню. Командиры – комбат Евтюхин и командир роты Молодов – не знали, как действовать в этой горно-лесистой местности. К тому же майор Молодов был человеком новым – переведен из спецназа. Он погиб в бою одним из первых: вынося из-под обстрела раненого сержанта, Молодов был смертельно ранен снайпером. Командование ротой взял на себя капитан Соколов. 

Заняв оборону на рубеже, десантники несколько часов отбивали атаки. Уже тогда было ясно, что против них действует не отдельная группа, а многочисленные и хорошо вооруженные отряды боевиков. Ближе к вечеру 29 февраля высоту попытались атаковать сразу с двух направлений. Против шестой роты Хаттаб бросил свой элитный отряд «Джамар» численностью более 400 человек. 

Ожесточенная схватка с десантниками продлилась до самой темноты, но успеха боевикам не принесла. В два часа ночи с 29 февраля на 1 марта бандиты отошли. 

С поддержкой было туго. Прорваться к осажденным военнослужащим удалось лишь ночью, да и то одному взводу четвертой роты во главе с заместителем комбата майором Доставаловым. Доставалов дружил с Евтюхиным – в Пскове они жили рядом в общежитии. Доставалов пришел на помощь вопреки приказам командования. Выпускник Рязанского десантного училища, у него были жена и дочка. Он понимал, что они идут на верную смерть, но иначе поступить не мог. 

1 марта в 5 часов утра боевики пошли в атаку сразу с нескольких сторон. Остановить бандитов, прорывающихся на одном из направлений, командир батальона приказал группе старшего лейтенанта Андрея Панова. Офицер с десятью десантниками удерживали противника 40 минут. С другой группой солдат отбивался от атак лейтенант Дмитрий Кожемякин. Но силы были не равны, ряды десантников таяли. Оставшиеся в живых российские военнослужащие во главе с Евтюхиным приняли последний бой у самой вершины. В 6 часов 10 минут связь с командиром батальона оборвалась. Его последние слова звучали так: «Вызываю огонь на себя». 

Комбату Евтюхину было 35 лет. Он с детства мечтал стать военным как папа. А в свою будущую жену влюбился ещё в 4-м классе. Свадьбу сыграли после окончания учебы: он окончил десантное училище, она – пединститут. Они прожили вместе 13 лет. Отправляясь в командировку в Чечню, Евтюхин сказал семье, что поехал на учения. Страшную правду родные узнали позже. 

Сержант Андрей Поршнев вспоминал: «Они просто стеной шли на нас – глаза выпученные, орут: «Аллах акбар!». Одну волну перестреляем, полчаса передышки – и снова атака. Много их было». 

Боевики пошли в решающую атаку. Оставшийся в живых солдат Комаров рассказывал, что с бандитами дрались врукопашную. В ход шли саперные лопатки, ножи и приклады автоматов. 

По словам рядового Владыкина, комбат постоянно их подбадривал, говорил, что скоро будет подмога и они выстоят. Но потом, когда почти никого не осталось в живых, они перестали надеяться на помощь. И тогда комбат вызвал огонь на себя. «Лучше ведь умереть, чем сдаться», – говорит Владыкин. 

За проявленный героизм 22-м десантникам было присвоено звание Героя России, 68 солдат и офицеров награждены орденами Мужества. 63 из них – посмертно. 


Эпизод 4. Мнения о бое на высоте 776.0 

Отец погибшего Героя России Алексея Воробьева, полковник запаса Владимир Николаевич Воробьев, сразу после объявления официальной версии случившегося начал собственное расследование. Он опросил сослуживцев своего сына, других десантников, которые побывали в этом ущелье, и сделал вывод, что таких больших потерь можно было избежать. Составив хронику тех роковых дней, Владимир Николаевич выявил несколько ошибок командования. Первой, по его мнению, был приказ командира полка полковника Мелентьева занять высоту Исты-Корд под Улус-Кердом. Она находилась на расстоянии 14,5 километров от КПП. В результате этого рота в условиях сильно пересеченной местности теряла связь с основными силами и лишалась возможности быстро получить подкрепление. Вторая ошибка – она и была самой главной – не была проведена разведка. Рота шла в неизвестность. 

Марш оказался для военнослужащих нелегким. Нагруженные оружием и боеприпасами, бойцы несли на себе палатки, тяжелые печки-буржуйки – это было третьей ошибкой. 

Выйдя из распоряжения, рота сильно растянулась. Марш в горах, по узкой тропе, оказался гораздо сложнее, чем думал комбат. До высоты 776.0 десантники будут идти всю ночь. Растягиваться было нельзя. 

Во время боя, чувствуя, что силы неравны, комбат просит вызвать для огневой поддержки вертолеты. Через некоторое время над высотой появляется пара МИ-24, но они не делают ни одного залпа – как оказалось, в составе роты не было ни одного авианаводчика. 

Также к просчетам командования Владимир Воробьев причисляет и тот факт, что у радиста комбата не оказалось специальной приставки, которая шифрует переговоры в эфире. Таким образом, боевики знали, что происходит на высоте. 

Еще один волнующий вопрос: почему рота так и не дождалась подкрепления, авиации и артиллерийской поддержки? 

Генерал-полковник Геннадий Трошев ответил на ряд вопросов в книге «Моя война. Чеченский дневник окопного генерала». 

«Действительно, погодные условия в тот день позволяли это, да и вертолетчики наши творят чудеса. Но осуществить такую операцию было невозможно: воздушная разведка не обнаружила в старом горном лесу ни одной подходящей для десантирования площадки. Да и что значит высадить десант на старый буковый лес? А что если бы вертолеты с подмогой боевики просто уничтожили? Можно было рискнуть? Да, если не знать, что ты погубишь, спасая одну роту, другую вместе с авиатехникой и экипажами, – пишет Трошев. 

По мнению Трошева, боевой опыт показывает, что применение одновременно армейской авиации и артиллерии крайне опасно. Можно было погубить авиатехнику и экипажи. 

Тогдашний министр обороны Игорь Сергеев отмечал, на подмогу были направлены дополнительные силы, однако подойти к позициям роты они не смогли – «кинжальный огонь (т.е. огонь, производимый на очень близком расстоянии) боевиков не позволил этого сделать». В свою очередь, командующий ВДВ генерал Георгий Шпак доложил: «Из-за разлившихся рек Шароаргун и Абазулгол и из-за большой плотности огня не смогли пробиться на помощь другие десантные подразделения». 

Генерал-полковник Владимир Шаманов считает, что одним из просчетов командования было взятие Шатоя без создания оборонительного рубежа Улус-Керт – Сельментаузен.

«В той местности наше присутствие ещё было слабым. Войска только начали выдвигаться в тот район. И десантники, не создав линии обороны, не успев даже окопаться, попали под эту озверевшую толпу, которая шла напролом, – говорит Владимир Анатольевич. 


Эпизод 5. Рядом с нами они 

Среди псковских десантников был бийчанин – командир отделения старший сержант Сергей Медведев. На тот момент ему было 23 года. Сергей был призван в армию в середине 90-х, после окончания срочной службы решил остаться по контракту. В июне 1999 года он принял участие в марше десантников во время конфликта в Югославии, а с января 2000-го в составе шестой роты участвовал в боевых действиях в Чечне. Медведев был в разведгруппе старшего лейтенанта Воробьева. Сергей был ранен, но остался прикрывать отход боевых товарищей. Медведев будет удостоен звания Героя России. Посмертно. 

В живых остались шестеро военнослужащих. Во время боя четверо из них сумели прорваться к своим за помощью, другому военнослужащему чудом удалось спастись – его завалило срубленной снарядом верхушкой дерева. А один во время боя получил удар по голове и потерял сознание, боевики подумали, что он мертв.

Спустя годы они не любят вспоминать об этом сражении. Редко дают интервью, но часто приходят на патриотические беседы к школьникам. Евгений Владыкин и сейчас продолжает спасать людей. С 2006 года он принят на службу в МЧС и теперь работает пожарным. О тех событиях он рассказывать не любит. 

«После 2000-го года, мне кажется, я замкнулся в себе. Все держу внутри. Я не знаю, почему так случилось. До армии вроде был одним человеком, после неё пришел домой другим. Стараюсь никому ничего не рассказывать. Все в себе, в себе, в себе… Тяжело, но куда деваться», – говорит Евгений.  

Память об этом необходимо сохранять. В октябре прошлого года в Барнауле на ул. Малахова появилась Аллея героев-десантников. В сквере установлено 84 портрета военнослужащих, погибших в том бою. Самому старшему из них было 37 лет, младшему – всего 18. Им бы жить да жить. Ребята выполнили свой воинский долг, оставаясь верными присяге до самого конца. Несмотря ни на что. 

Девяносто российских десантников против двух с половиной тысяч террористов. Соотношение сторон – один к двадцати семи. На неукрепленной территории они смогли продержаться двадцать часов и выполнить поставленную задачу. Боевики потеряли около полутора тысяч убитыми. На следующий день, 2 марта, на оставшихся наемников был произведен авиационный и артиллерийский налет. Масштабное вторжение международного терроризма в Чечню было остановлено. По свидетельству генерал-полковника Г.Н. Трошева, именно после боя у высоты 776.0 в плен стали сдаваться целые подразделения боевиков, чего не было прежде за всю историю контртеррористической операции.

«Героизм одних – это результат разгильдяйства других». Применима ли эта фраза в данном случае? Пусть каждый решит сам. Но память о погибших десантниках священна. Что остается делать нам? Помнить об этом. И стараться, чтобы такого больше не повторилось. 


Послесловие

За гибель солдат шестой роты наказание понес только командир полка Мелентьев. Он пошел на понижение – его перевели в Ульяновск начальником штаба бригады. Уголовное дело в отношении него было прекращено по амнистии. Говорят, что перед отъездом из Пскова он заходил в каждый дом, где жили семьи погибших солдат, и просил прощения. 

Текст Олега Харлова
   Фото Ульяны Тищенко

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.