Алтайский государственный педагогический университет

» » » Предметный мир народов Алтая в собрании Историко-краеведческого музея АлтГПУ

Предметный мир народов Алтая в собрании Историко-краеведческого музея АлтГПУ

Исторический факультет / Историко-краеведческий музей


История формирования собрания историко-краеведческого музея Алтайского государственного педагогического университета насчитывает почти семь десятилетий и непосредственно связана с активными полевыми исследованиями преподавателей и студентов исторического факультета. Именно материалы ежегодных археологических (с 1951 г.), историко-краеведческих (1976–1992 гг.) и историко-этнографических (с 1991 г.) экспедиций составляют основу наиболее крупных и научно значимых коллекций музея. 

Одна из них – этнографическая коллекция – является крупнейшей в Алтайском крае и насчитывает на сегодняшний день около 900 предметов. Более 80 % всей этнографической коллекции составляют экспедиционные сборы. Первые материалы по традиционной крестьянской культуре для будущего историко-краеведческого музея были собраны в 1976 г. студентами историко-филологического факультета БГПИ – участниками краеведческого кружка «Роза ветров» – в ходе первой историко-краеведческой экспедиции, проходившей на территории Третьяковского р-на Алтайского края под руководством старшего преподавателя кафедры истории, канд. ист. наук А. Д. Сергеева. 








Алексей Дмитриевич Сергеев



Сбор вещественных материалов первоначально не являлся основной задачей полевых исследований, но следуя традициям краеведческого движения конца XIX – первой трети XX в. А. Д. Сергеев привлекал студентов к сбору остатков старины. Краеведческий азарт Алексея Дмитриевича и его отличное знание крестьянской культуры вдохновили начинающих исследователей на поиски и сборы «предметов стародавнего крестьянского быта». По окончанию экспедиции одна из ее участниц Татьяна Соколова (ныне доктор ист. наук, проф. Т. К. Щеглова) написала: «Экспедиция заложила начало собственному историко-краеведческому музею БГПИ. Вещи, собранные членами экспедиции – его первые экспонаты». 



Участники краеведческого кружка "Роза ветров" в историко-краеведческой экспедиции А.Д. Сергеева 

(слева Татьяна Соколова)



Заложенная А.Д. Сергеевым традиция переросла в комплексные научные историко-этнографические исследования преподавателей кафедры отечественной истории, сотрудников Центра устной истории и этнографии, аспирантов и студентов исторического факультета, проводимые с 1993 г. под руководством докт. ист. наук, проф. Т.К. Щегловой. 








Щеглова (Соколова) Татьяна Кирилловна, д.и.н., зав. кафедры отечественной истории АлтГПУ



За эти годы исследованиями охвачены около 600 населенных пунктов в более чем 30 районах Алтайского края. Результатом работы становятся аудиозаписи бесед с представителями разных этносов, фотографии, фиксирующие культурный ландшафт изучаемого региона, предметы, характеризующие культурную специфику его населения. 

Сегодня этнографическая коллекция Историко-краеведческого музея АлтГПУ отражает трудовые традиции, культуру и быт русских, немцев, мордвы, чувашей, украинцев, телеутов и других народов региона. В новой рубрике сайта мы предлагаем начать знакомство с предметами из наших собраний...

Встреча первая: НЕМЦЫ АЛТАЯ 










В Алтайском крае согласно данным Всероссийской переписи населения 2010 г. немцы занимают второе по численности место после русских (50 701 чел.). Современное немецкое населения края – потомки крестьян-переселенцев конца XIX – начала XX в. и депортированных немцев Поволжья 1941–1942 гг. и других регионов СССР – проживают на территории Алтайского края как в районах компактного расселения (Немецкий национальный, Благовещенский, Кулундинский, Рубцовский, Славгородский, Табунский районы), так и дисперсно – практически во всех населенных пунктах региона.

Началом формирования коллекции по этнографии немцев Алтая в Историко-краеведческом музее АлтГПУ можно считать сборы участников историко-этнографических экспедиций 1998–2001 гг. в селах Немецкого национального района (более 40 ед.). Сегодня – это одна из активно пополняемых коллекций студентами, преподавателями и сотрудниками университета. 

Сегодня в собрании нашего музея – предметы интерьера, предметы религиозного, бытового и хозяйственного назначения немецкого населения, этнически окрашенные образцы декоративно-прикладного искусства.

Люлька.












Украшением экспозиции нашего музея является детская люлька, привезённая участниками первой ИЭЭ БГПУ из Немецкого национального района. Дарителем выступил житель села Кусак Генрих Дитрихович Вибе, 1930 г.р. Село Кусак (первоначально оно называлось Александркрон, как и материнская колония в Крыму) было основано меннонитами из Херсонской, Таврической губерний и из Крыма (из-под Севастополя). 

Колыбели ещё полвека назад можно было встретить в каждом немецком доме. Правда, у разных групп немцев они выглядели по-разному. Например, волынские немцы, поселившиеся в Омской области, и меннониты из села Ананьевка Кулундинского района Алтайского края использовали подвесные люльки, похожие на подвешенные к потолку деревянные ящички или плетеные корзины. Немцы других локальных групп использовали напольные колыбели. Поволжские немцы называли их "Vige", украинские "Tenevei". Люлька, переданная Генрихом Дитриховичем, относится именно к такому типу. Конструктивно она представляет собой прямоугольный деревянный «ящик» с расширяющимися кверху сторонами, в боковых стенках которого сделаны прорези для рук. Ножки – это две изогнутые дуги-качалки. Чаще всего немцы использовали для окраски колыбели масляную краску, иногда их также украшали резьбой. Наша люлька выкрашена масляной краской коричневого цвета, боковины акцентированы чёрным. 

Генрих Дитрихович вспоминал, что люльку он изготовил в середине 1960-х годов для своих детей. Чаще всего так и было: когда в молодой семье ожидали рождения первенца, люльку для малыша изготавливали его отец или дед, реже дядя. Все дети, рождавшиеся в семье в дальнейшем, спали в ней же, и таким образом люлька передавалась внутри семьи от поколения к поколению. Новорожденный знакомился с колыбелью на третий день жизни и проводил в ней, по большей части, несколько месяцев. Сначала только что родившегося малыша купали, причём повитуха во время купания впервые произносила над ним молитву. Затем ребёнка отдавали матери, чтобы он успокоился, первые два дня он должен был спать рядом с ней. И вот на третий день новорожденного впервые укладывали в люльку. Чаще всего она стояла рядом с кроватью родителей. В селе Подсосново Немецкого национального района считалось, что на ребенка до месяца никто не должен смотреть, даже близкие родственники, только отец и мать; он должен лежать в люльке (Shoglpeti) и быть закрыт покрывалом. С первых дней жизни мама убаюкивала малыша колыбельными песнями (Wiegenlied). Эти безыскусные напевы рассказывали несмышленышу об окружающем мире, успокаивали, убаюкивали, а их монотонный ритм и звуковое оформление соответствовали покачиванию люльки. Немецкие женщины очень ценили умение красиво застилать кровати, особенно детские колыбели и кроватки. Постельное бельё, предназначенное для малышей, украшали вышивкой и кружевом, что придавало убранству колыбели удивительное изящество.


Литература:

Блинова А.Н., Чернова И.Н. Этнография семьи и детства немецкого населения Западной Сибири в XX – начале XXI века. Омск, 2009. 326 с.

История и этнография немцев Сибири. Омск, 2009. 752 с.

Рождение ребёнка в обычаях и обрядах. Страны зарубежной Европы. М., 1999. 518 с.

Смирнова Т.Б. Немцы Алтая // Краеведческие записки. Вып. 8. Барнаул, 2009. С. 98–118.
и др.

Маслобойка.










В музее хранится немецкая маслобойка, привезённая участниками экспедиции из Немецкого национального района в 1999 г. Это дар жителя села Гальбштадт, меннонита Петра Генриховича Завацкого, 1926 г.р.
Маслобойки были в каждом немецком хозяйстве. Обычно мужчины изготавливали их самостоятельно или заказывали в сельских столярных мастерских. Петр Генрихович изготовил маслобойку лично в 1948–1949 гг. 
Маслобойка предназначалась для получения сливочного масла (Puter) путём сбивания сливок. Существовали разные типы маслобоек. Немцы-католики из Немецкого национального района предпочитали вертикальные (толкачные) маслобойки, в которых мутовка движется вверх-вниз. 






Толкачная маслобойка, полученная участниками ИЭЭ-2000 г. в дар от Кнауб Екатерины Андреевны, жительницы села Подсосново Немецкого национального района. 
Маслобойка была изготовлена в 1955 г.



Немцы-меннониты использовали горизонтальные маслобойки барабанного типа, аналогичные рассматриваемой. 
Перед сбиванием крышка маслобойки герметично закрывалась. Механизм приводили в действие, вращая внешнюю ручку. Ручка приводила в круговое движение мутовку с лопастями, находящуюся внутри корпуса. Мутовку равномерно вращали со скоростью около 60-70 раз в минуту, замедляя ход лишь под конец сбивания. Результат в виде маленьких кусочков масла (масляное зерно) начинал появляться приблизительно через 25 минут. Правильно сбитое масло в момент окончания сбивания должно иметь мелкозернистый вид, вид хорошо сваренной пшенной каши. Чем дольше продолжали сбивание, тем более плотную консистенцию приобретало масло, позволяя отделить его от остальной жидкости (пахты). Пахту из маслобойки сливали, а масляное зерно промывали холодной водой. Это делали быстро, чтобы не потерять вкус и аромат свежего масла. 
Сбитое масло отжимали и хранили в холодном погребе. Чтобы как можно дольше сохранить масло, хозяйки перетапливали его. Топлёное масло приобретало ярко-желтый цвет, сохраняло консистенцию, приятный аромат и могло длительно храниться в прохладном помещении. 
Сбивание масла в маслобойке традиционно считалось женским занятием. Матери семейства помогали дети и снохи. В период единоличного хозяйствования мужчины занимались реализацией масла и других продуктов, произведенных в собственном хозяйстве. В свободное от сельскохозяйственных работ время они возили на продажу на рынок масло, сыр, мясо, зерно. Взамен для семьи приобретались ткани, соль, сладости, готовая одежда, обувь и другие товары, а также сельскохозяйственная техника и домашний скот.
Этнографы неоднократно отмечали характерные для немцев рационализаторство, инженерный склад ума, склонность к совершенствованию орудий труда, утвари и бытовых приспособлений ради обеспечения максимального комфорта. Известный исследователь Л.В. Малиновский был свидетелем случая, когда среди меннонитов в Немецком национальном районе усовершенствованию подверглась и конструкция маслобойки, подобной нашей: чтобы облегчить работу хозяйки, её муж заменил механическое вращение ручки вращением с помощью электродвигателя.

Литература:

Блинова А.Н., Чернова И.Н. Этнография семьи и детства немецкого населения Западной Сибири в XX – начале XXI века. Омск, 2009. 326 с.

История и этнография немцев Сибири. Омск, 2009. 752 с.

Скубневский В.А. Немецкое предпринимательство на Алтае во II половине XIX - начале XX в. // Известия АлтГУ. История и археология. 2010. с. 198 - 202.
Твердохлеб Г.В., Шемякин В.О., Сажинов Г.Ю., Никифоров П.В. Вологодское маслоделие. СПб, 2002. 245 с.

Настилка на диван "Guten Morgen!", вышитая гладью












Эту изящную беленькую настилку на диван, украшенную нежной вышивкой, изготовила и подарила в 1999 г. участникам историко-этнографической экспедиции жительница села Подсосново Немецкого национального района Полина Эммануиловна Кайзер, 1929 г. р.
Еще полвека назад интерьер немецкого жилища невозможно было представить без подобных традиционных украшений, изготовленных рукодельницами – вышитых либо связанных крючком или спицами салфеток, дорожек, покрывал, наволочек, штор, ковров и т.д. Вышивка была самым популярным среди немцев Алтая видом прикладного народного творчества. Вышивать умели все немецкие женщины. Девочки обучались техническим приёмам вышивки, шитья, вязания с ранних лет. Проживающая в с. Солнцевка Исилькульского района Омской области И.А. Гильдебрант вспоминала, что начинать обучение рукоделию принято было после достижения девочкой 6-летнего возраста. Обычно она обучалась, наблюдая за матерью и бабушкой, пробуя подражать им. Самой популярной техникой вышивки была вышивка односторонней или лицевой гладью. Немецкие мастерицы особенно любили вышивать цветы (розы, незабудки, анютины глазки и др.), птиц (голубей, лебедей, уток, гусей, певчих птиц), религиозные сюжеты. Чаще всего вышивки были многоцветными с преобладанием красного, синего, зелёного и желтого цвета. Чуть реже использовались нитки пастельных тонов. Фон для вышивки был традиционно белым, цветной узор на таком фоне смотрелся особенно четко. 














Вышитые изделия часто дополнялись элементами кружева, связанного крючком. Рукоделием было заполнено все время, оставшееся после основной работы. Деятельность, не требующая тяжелых физических усилий, в том числе вышивка и вязание, рассматривалась немцами, как вид отдыха. Традицией были семейные вечера, когда собравшиеся вместе члены семьи отдыхали, слушая чтение Библии и занимаясь разными - мужскими и женскими - видами домашних работ. Мать и девочки в это время занимались рукоделием. Девушки вышивали или вязали и во время собраний молодежи. Обычно к 12-14 годам они уже в целом осваивали премудрости женских занятий и были готовы к роли будущих хозяек.
Особенно много рукодельничали перед замужеством. Матери начинали готовить дочерям приданое с самого детства, впоследствии будущие невесты активно включались в этот процесс. Приданое включало, в частности, постельные принадлежности, белье и одежду. Считалось, что постельного белья, например, должно было быть столько, чтобы хватило на всю жизнь. Бельё украшалось вышивкой и кружевом, и по нему можно было судить, хорошая ли невеста рукодельница. Умение красиво застилать кровати (в том числе детские кроватки и колыбели) считалось особым искусством и очень ценилось в будущей хозяйке. Накануне свадьбы в «полтерабенд» (нем. Polterabend в переводе «вечер шума или грохота») приданое невесты демонстрировали гостям. На свадьбе, во время «выкупа» невесты, одним из основных испытаний для жениха было узнавание суженой по ее рукоделию: из множества разных рукоделий он должен был угадать предметы, вышитые руками невесты. Именно после такого ритуального «узнавания» невеста окончательно принималась в новую семью.
С больших вкусом и мастерством немецкие рукодельницы украшали почти все предметы бытового обихода. Как уже говорилось, вышивали полотенца, простыни, подзоры, оконные занавески, наволочки, шторы, покрывала, салфетки и т.д. Вышивкой украшалась и одежда, в частности, блузы, платья, фартуки. Например, на грудке нарядного праздничного фартука часто вышивали инициалы хозяйки. Стены жилых комнат украшали вышитыми коврами ручной работы (религиозные темы, пасторали). В настоящее время наиболее распространенным видом настенных украшений являются «шпрухи» - живописные, художественно оформленные цитаты религиозного содержания. Религиозность - характерная черта мировоззрения немцев Алтая, нашедшая отражение и в сюжетах вышивки. Часто вышивали особенно полюбившиеся фрагменты Священного Писания. Ими бывают украшены не только ковры, но и наволочки, салфетки и пр. Иногда вышивают просто благожелательные надписи, пожелания, приветствия. Например, на рассматриваемой нами настилке на диван Полина Эммануиловна вышила на немецком языке пожелание доброго утра.











Сейчас, когда в быт немцев Алтая уже прочно вошли современная мебель, бытовая техника, посуда, фабричный текстиль, интерьер немецкого жилища по-прежнему продолжает сохранять свои характерные особенности. По мнению этнографов, к их числу относится и обилие вышитых и связанных вручную салфеток и прочих предметов домашнего обихода. 


Литература:
Блинова А.Н., Чернова И.Н. Этнография семьи и детства немецкого населения Западной Сибири в XX – начале XXI века. Омск, 2009. 326 с.
История и этнография немцев в Сибири. Омск, 2009. 752 с.
Смирнова Т.Б. Свадебные обряды немцев Сибири // Культура. Информационно-методический бюллетень для российских немцев Омской области. № 5. 2003. Октябрь. с. 21 – 25; № 6. 2004. Март. с. 8 – 11.
Смирнова Т.Б. Немцы Алтая // Краеведческие записки. Вып. 8. Барнаул, 2009. С. 98-118.


Чугунная вафельница Waffeleisen
















Сегодня трудно найти человека, незнакомого со вкусом печеных вафель, но немногие из любителей лакомиться задаются вопросами, когда и где впервые возник этот вид выпечки, как выпекали вафли сто и пятьдесят лет назад. 

В нашем музее хранится замечательная чугунная вафельница, которую в 2000 г. участники Историко-этнографической экспедиции БГПУ привезли из Немецкого национального района. Она была подарена музею жителем села Камыш Иваном Генриховичем Линд. Это самая настоящая старинная немецкая вафельница, с помощью которой выпекались традиционные вафли в форме пяти сердечек. 

Такая замечательная вещь была не в каждом доме. Обычно счастливые хозяева делились вафельницей с соседями, не имевшими своей, передавали её из дома в дом. Вафельницы (переселенцы из Поволжья называли их Waffeleisen), очень ценились, их бережно хранили в семье на протяжении многих поколений, передавали по женской линии. 

Немцы пекли вафли в будни и в праздники. Подавали на завтрак, но чаще – во время ужина вечером, после возвращения с работы. Есть упоминания о том, что вафли пекли для свадебного стола. Летом и осенью вафли пекли особенно часто.

Обычно немецкие хозяйки заводили сразу большое количество теста. Кроме собственных домочадцев (а семьи были большими), каждый из которых претендовал на румяную вафельку, обязательно старались рассчитать, чтобы выпечки хватило и для угощения живущих поблизости родственников и соседей.

Существуют разные рецепты приготовления теста для вафель. Иногда старинные рецепты, проверенные многими поколениями немецких хозяек, даже отливались на крышках чугунных вафельниц. На одной такой старинной вафельнице, использовавшейся в Поволжье более ста лет назад, готическим шрифтом был отлит рецепт, содержащий, в частности, такие ингредиенты: ? кг масла, 2 грамма сырых дрожжей (Hefe), 8 яиц, 0,5 литра молока, 1 кг муки. Элла Петровна Сидоренко (Дель), выросшая в семье переселенцев из Поволжья в с. Цветнополье, вспоминает, что начинала приготовление вафель со взбивания 6 яиц (из расчета 3 яйца на литр молока). Затем добавляла 2 литра теплого молока, 600 грамм сахара (300 грамм на литр молока), всыпала предварительно просеянную муку. Хозяйки редко могли сказать, сколько именно муки надо всыпать: такие вещи делались «на глазок». Тесто должно было быть по консистенции чуть гуще теста заводимого обычно для выпечки блинов. Когда тесто становилось однородным, без комочков, в него добавляли ложечку соды и щепотку соли, и оставляли постоять около получаса. 

Зимой вафли пекли прямо в доме, а летом в доме только замешивали тесто, а пекли вафли на печи в летней кухне. Поэтому в летнее время прекрасный аромат свежеиспеченных вафель дразнил соседских ребятишек, заставляя их собираться неподалеку в ожидании угощения. 

Вафли пекли на открытом огне. Для этого вафельницу устанавливали на горячей печи, предварительно сняв с плиты круги (конфорки). Конструктивно вафельница состоит из отдельного основания, которое накладывалось на место снятого круга, и самой вафельницы, особым образом (подвижно) фиксирующейся на основании. 







Перед тем, как начать печь вафли, вафельницу открывали, и смазывали её внутреннюю часть свиным жиром, не дававшим чада в процессе выпечки. Затем поварешкой зачерпывали немного теста и наливали его в центральную часть формы, разравнивая от центра к краям. После этого форму закрывали и помещали на чугунное основание, прямо над открытым огнем. Самый волшебный момент печения вафель, самая восхитительная изюминка процесса выпечки состоит в том, что подвижная вафельница несколько раз ловко переворачивается на основании с боку на бок.










 Это важно, чтобы вафелька не подгорела, а подрумянивалась равномерно. Казалось бы, такое простое действие, но оно требует от хозяйки особого умения. Ну и вскоре следовал желанный результат: вафельницу открывали, извлекая румяную, аппетитную вафельку. Горячую вафлю выкладывали остывать на салфетку или полотенце. К концу выпекания перед хозяйкой лежала целая стопка вафель. Можно начинать пир! Еще интересная деталь: если разломить готовую вафлю, она чудесным образом превратится в пять сердечек. А ели эти сладкие, поджаристые сердечки немцы обычно со сметаной или вареньем. 

В наши дни мало кто может позволить себе приготовление вафель с помощью старинной вафельницы. Даже если бы Вам посчастливилось стать обладателями такого раритета, плита с кругами, соответствующими по размеру и форме основанию вафельницы, тоже стала сейчас большой редкостью. Хозяйки чаще используют электрические вафельницы, но стоит ли говорить, насколько они уступают своей чугунной прабабушке по изяществу, красоте и долговечности…


Литература и источники:




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.